Денис Паршуков: «Из конопли можно создать машину, и она будет ездить»

15 марта 2022

Учёные из Красноярского края, Хакасии и Тувы впервые получили премии в размере 300 тысяч рублей за личный вклад в развитие экономики. Награждение победителей прошло на КЭФе, по итогам конкурса, объявленного накануне нашим региональным фондом науки. Мы встретились с одним из них — Денисом Паршуковым. Он занимается исследованиями в области сельского хозяйства и помогает предпринимателям создать рентабельный бизнес.

Две диссертации в одной

— Денис, вы пришли в науку в 2000-х годах. Какие задачи стояли тогда перед учёными, и что лично вам казалось наиболее интересным?

— У меня со школы была тяга к точным дисциплинам, особенно к математике. Я хорошо решал задачи, занимал призовые места на олимпиадах. Когда поступал в Красноярский государственный аграрный университет, в деканате мне предложили подать документы на только что появившуюся специальность “Математические методы в экономике”. Через пять лет получил специальность экономист-математик и продолжил обучение в аспирантуре по этому профилю.

Диссертацию писал по теме: “Математический анализ финансового состояния организации на предмет риска банкротства”. Когда работа была уже практически готова, серьёзно заболел мой научный руководитель. Меня перевели к другому преподавателю — и диссертацию пришлось переделывать. Но тем и хороша математика, что она универсальна. Из прежнего варианта я взял набор формул, алгоритмов — и перенёс на другое направление: оценку инновационного потенциала сельскохозяйственных организаций. Таким образом, у меня получилось две диссертации в одной.

После кризиса 2008–2009 годов все кругом говорили о том, что старая модель рынка становится неактуальной, неконкурентоспособной и необходимо делать ставку на новшества. Тогда мы с моим вторым научным руководителем Дмитрием Васильевичем Ходосом поставили задачу выяснить, насколько аграрные предприятия готовы эти новшества внедрять. После Дмитрий Васильевич предложил мне остаться на кафедре экономики, где я по сей день и работаю.

— Вы проводили исследования на материале реальных предприятий Красноярского края?

— Естественно. Причём тогда было весьма проблематично получить данные. Ещё не существовало электронных статистических площадок, программного обеспечения, открытого доступа к цифрам. Их собирали чуть ли не вручную. Я искал финансовую отчётность в региональном министерстве сельского хозяйства, переводил в систему Excel. На это уходило очень много времени.

— Что следует понимать под словом «инновации»?

— Это очень широкий перечень приложения научных идей. Начиная с семенного материала, селекции, сортового состава растений, заканчивая сельхозтехникой. Ну и, конечно, управление данными. Недавно этот список пополнили спутниковые снимки, точное земледелие, подразумевающее применение компьютерных технологий. По сути, любой замысел, который посредством научной деятельности трансформируется в конечный продукт, даёт в конце концов положительный эффект.

— Каким инновационным потенциалом располагал аграрный сектор в то время, когда вы защищали диссертацию?

— Не очень высоким. Активное развитие в сельхозотрасли началось чуть позже. Примерно в 2014 году — когда в неё наконец-то пошли реальные деньги. Главным приоритетом стала продовольственная безопасность. В те годы было введено производственное эмбарго — запрет на ввоз в Россию отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, санкции. Тогда был взят курс на замещение импорта.

— За семь лет мы в этом сильно продвинулись?

— Расскажу на примере производства зерна, масличных культур — подсолнечника, льна, рапса. По объёмам их выращивания, по урожайности, соответствия гостам, поставкам на внешние рынки и другим важным параметрам Красноярский край, да и вся Россия шагнули вперёд на несколько шагов.

Есть проблемы в обеспечении собственным семенным фондом. Большая часть наших земель находится в зоне рискового земледелия. Просто собрать семена из нового урожая невозможно. Необходимо готовить специальный посадочный материал: устойчивый к морозу и недостатку влаги. У нас в этом плане наметились определённые успехи.

В помощь оленеводам

— За какие заслуги вам присвоили звание лучшего учёного-экономиста?

— На конкурсе нужно было показать результаты за весь период научной деятельности, описать перспективы профессионального и личностного роста. Я в силу своей должности отслеживаю подобные мероприятия, информирую о них коллег. Сам в этот раз не планировал выступать в роли участника, до последнего сомневался. В результате всё-таки подал заявку. Как оказалось, не зря.

Надеюсь, всё, что я делаю, приносит какую-то пользу и формирует платформу для других исследователей. Если говорить о совместной работе с сельскохозяйственными организациями, то все задумки так или иначе были реализованы. И идея по переработке оленины, и проект по дикоросам. Кроме того, мы активно занимаемся проектами переработки конопли, масличных культур.

Задача учёного-экономиста состоит в планировании и оценке эффективности. Мы анализируем рынок, выделяем какие-то тенденции, уточняем сегменты потребителей, выделяем круг потенциальных поставщиков, проводим анализ их надёжности. Это аналитическая работа, на основе объективных критериев, субъективных представлений и экспертной оценки. Любой бизнес-план содержит в себе три составляющих. Первая — аналитическая, включающая в себя сбор информации, выстраивание чёткой логической модели. Вторая — техническая часть, то есть непосредственно экономические расчёты по всем процессам. И третья — описательная. Когда имеется структура проекта, становятся понятны его сильные и слабые стороны. Кроме планирования важен анализ рисков. Они сложно поддаются измерениям и являются вероятностной, сценарной составляющей. Все эти моменты мы доносим до предпринимателей, а они уже решают, запускать ли бизнес.

— Вы упомянули проект по переработке оленины. Как вы в нём участвуете?

— Оленеводство — специфичная отрасль. На Крайнем Севере живут коренные малочисленные народы со своими традициями, представлениями, неформальными родовыми отношениями. Я попытался сформировать экономическую модель взаимоотношения оленеводов с теми, кто использует оленину в качестве сырья. И выстроить цепочку поставок — с учётом сложной логистики и того, что с такой продукцией потребителя необходимо специально знакомить.

Оленина, с одной стороны, может быть представлена в премиум-сегменте. На прилавках магазинов продаётся колбаса “Полярная” из этого вида мяса по цене 2,5 тысячи рублей за килограмм. С другой стороны, продукция из Заполярья используется как удешевляющее сырьё при изготовлении, например, бурятских консервов, тем самым снижая их себестоимость. Получается такая сложная экономическая конструкция. По большому счёту, всё это нужно для того, чтобы создать жителям Крайнего Севера такие стимулы, с которыми было бы выгодно держать поголовье оленей, обеспечивающее его воспроизводство.

Настройка для ума

— Занимаясь вопросами сбыта оленины, вы лично ездили за полярный круг?

— Такой необходимости не было. На местах есть специалисты, которые могут объяснить практическую часть дистанционно либо сами приехать в краевой центр. Тем более что идеи зачастую “вызревают” в головах у предпринимателей. Им нужно только придать какую-то форму: бизнес-плана либо инвестиционного проекта. Хотя иногда для того, чтобы реализовать какую-то задумку, требуются дополнительные изыскания. Так было, к примеру, с АПХ “Солянское”, с которым аграрный университет реализовывал замысел по переработке масличных культур Сибири: рапса, рыжика и так далее. Надо было спланировать, какой получится продукт, наладить производство, подобрать оборудование, и для этого провести масштабные исследования. В результате получился проект, которым наш вуз может гордиться. То же самое происходило с выращиванием конопли. Сначала была идея, её предстояло превратить в экономически обоснованный план, показать инвесторам. И уже потом приступать к разработке продукта. Насколько я знаю, этим сейчас занимается Институт пищевых производств КрасГАУ.

— В чём ценность конопли?

— У неё довольно обширный спектр применения. Во-первых, производство продукции пищевого назначения: масла, семечек, муки. Во-вторых, — экстрактов для косметических средств. Стебли конопли задействуют в химической и строительной промышленности, производстве тканей. У специалистов, которые выращивают эту культуру, есть шутка, в которой — немалая доля правды: “Из конопли можно сделать автомобиль, заправить его топливом из конопли — и он будет ездить”.

— Скажите, быть учёным сегодня престижно?

— Думаю, что да. Однако у тех, кто решил себя посвятить науке, очень длинная карьерная траектория. От момента окончания университета до момента получения степени “кандидат экономических наук” у меня, допустим, прошло шесть лет. Такой долгий период, возможно, отталкивает некоторых студентов, к нему надо быть готовым.

Что касается связи науки и бизнеса, она существовала, и будет существовать. К учёным обращаются, когда стандартная экономическая модель уже не даёт необходимого эффекта и снижается эффективность тех или иных процессов. В этот момент возникает потребность в новых идеях. Сгенерировать их может предприниматель. Но для того чтобы они претворились в жизнь, необходимы в том числе научные исследования.

— У сегодняшних студентов, которые занимаются наукой, больше возможностей, чем у молодёжи нулевых?

— Конечно, сейчас мотивация чего-то добиться более серьёзная. Постоянно проводятся всевозможные конкурсы, мероприятия по линии краевого фонда науки. Крупные компании разыгрывают гранты. Существует очень много разных активностей, и, если студент действительно хочет, он попадёт в актуальную научную экономическую повестку.

В любой группе, на любом потоке есть ребята, которым это небезразлично. Хочется, чтобы их становилось больше. Ведь научная деятельность, кроме всего прочего, это настройка собственного ума. Даже если написать одну страницу академической статьи, это потребует определённых компетенций, навыков проработки концепции, выстраивания логики. Такая практика как минимум полезна, как максимум — формирует резюме.

— Как вы относитесь к тому, что в Енисейской Сибири учредили премию за вклад в развитие экономической науки?

— Положительно. Считаю, что необходимо и дальше создавать такие стимулы. Если это станет традицией, то в следующем году на подобный конкурс подадут заявки больше участников. Возможно, нынешние аспиранты, магистранты возьмут себе на заметку: если профессионально решать задачи, то достойная оценка труда так или иначе будет получена.

— Чем вы любите заниматься в свободное время, есть ли у вас семья?

— Я женат, у меня подрастает дочка, ей три с половиной года. У супруги высшее образование, но она никак не связана с наукой. Что касается увлечений, то в студенчестве я всерьёз занимался вольной борьбой. Сейчас стараюсь, когда выпадает свободная минутка, использовать её для физической активности. Хожу в спортзал, в бассейн. Всей семьёй гуляем на свежем воздухе. Люблю читать, причём каких-то особых предпочтений у меня нет. Нравятся и исторические романы, и бестселлеры, и фантастика, и русская классика. С удовольствием смотрю телевизионные передачи, связанные с техникой, инновационными технологиями. В них учёные-экономисты должны обязательно разбираться.

— В быту вы и ваши коллеги применяете какие-то инновации? Например, на даче.

— У меня знакомые, которые “дружат” с информатикой и программированием, установили у себя на участке датчики для полива овощей в теплице. Со смартфона подают на них сигналы. Возможность найти применение интересным идеям есть везде: и в личном подсобном хозяйстве, и на огороде, и в профессиональной сфере. Главное, чтобы эти идеи кто-то генерировал.

— Каковы ваши дальнейшие карьерные планы?

— Следующим шагом в моей научной деятельности станет докторантура. Что касается темы дальнейших исследований, то мне в данный момент интересен анализ больших данных. Хочется себя в этом попробовать. В стране и мире многое изменилось. Если некоторое время назад обычная линейно-регрессионная модель считалась достаточной, чтобы описать какой-то процесс в экономике, то сейчас даже модель множественной регрессии не очень хорошо с этим справится. Нужны специальные алгоритмы, программы. Ну и, естественно, более сложный математический аппарат. Всё это будет иметь заметные эффекты на всех уровнях: производства, аналитики, продаж. Одним и тем же объектом можем управлять по одной характеристике, а можем — по сотням. Чем больше понятных данных, тем более качественно принимаются решения.

ДОСЬЕ

Денис ПАРШУКОВ

Доцент кафедры организации и экономики сельскохозяйственного производства Красноярского государственного аграрного университета, заместитель директора Института экономики и управления АПК по научной работе, кандидат экономических наук.

Дата и место рождения: 7 октября 1983 года, станция Коксу Талды-Курганской области Казахстана.

Педагогический стаж: 10 лет

Преподаваемые дисциплины: “Институциональная экономика”, “Бизнес-планирование”, “Обеспечение экономической безопасности предприятий (организаций)”, “Управленческая экономика”, “Современные проблемы аграрной экономики”.

Научные интересы: устойчивое развитие сельских территорий, повышение качества жизни сельчан, развитие ресурсного потенциала аграрного производства, повышение продовольственной обеспеченности региона.

Автор: Ольга Паранина
Источник: «Городские новости»

Публикации

Март 2022
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Фев Апр »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Последние новости